default-logo

Отчет Татьяны Семешко о путешествии по Камчатке в 2017 году

Программа: Поход по Камчатке «На край Земли», восхождение на вулканы Горелый, Мутновский, Тобачик

Не рассказывайте мне ничего о плохой погоде ибо не знаете вы, что это такое.

Наш гид Слава Борисов (из “Экстрим Гид”), посмеиваясь себе под нос, тихо называет нас всех мажорами. Мы с этим коренным образом не согласны, но чтобы не затевать ненужных споров, делаем вид, что не слышим его.

Несколько дней пути позади, мы уже привыкли к тяжести наших рюкзаков, распределились по силам в цепочке идущих, созерцаем природу и движемся дальше по маршруту. Справедливости ради, нужно сказать, что я не была готова к такой нагрузке. Но деваться-то некуда, поэтому пришлось быстро адаптироваться, в том числе и благодаря неплохой физической подготовке (спасибо Vladimir Krashenin и “Исцеляющему Импульсу” от Голтиса).

Мы движемся вперед, а погода, медленно, но верно, начинает портиться. Дождь становится все сильнее. Крепчает и ветер. Уже не радуют картинки вокруг, надежно спрятаны подальше от воды фотики и нет никакого желания останавливаться на привал, хочется двигаться вперед побыстрее из этого дождя, подальше от неприятного ветра. Но Слава командует привал и мы все подчиняемся. Холодно и мокро. Желания разговаривать нет. Спрятавшись от ветра за камни, натянув капюшоны на лица, все молча грызут орешки и отдыхают. Слава неспешно курит и глядя на его спокойствие и принятие непогоды, создается впечатление, что его не мочит дождь, что его не продувает ветер. Он неторопливо рассматривает карту и что-то себе думает. Возможно о стоянке раньше, чем запланирована, мелькает у меня мысль… 15 минут передышки закончились, пора снова в путь.
Выходить совсем нет желания, хочется разбить лагерь прямо здесь, на этой стоянке и скорее укрыться от непогоды. Но увы…нет.

Мы шагаем дальше, подбадриваем друг друга, четко понимая, зачем мы это делаем. С каждым часом погода существенно ухудшается. Температура понижается, дождь льет стеной, очередной порыв ветра разрывает мой дождевик. Я пытаюсь хоть частично защитить себя от промокания и закрепить оторвавшиеся части, но ветер снова и снова вырывает их, а я упорно закрепляю их вновь. Ледяные струйки текут по лицу, силы тают, ноги не хотят слушаться, идти становится все труднее и труднее с каждым шагом.

Переговоры с нашим проводником на тему разбить лагерь раньше запланированной стоянки не принесли положительного результата, не смотря на всё наше красноречие и наличие резервного дня. Слава непоколебим: “Стоянка будет, как и запланировано по маршруту – на “Марсовом поле”.
Позже он будет рассказывать, как осознавая неподготовленность нашей группы к таким условиям, вёл нас прямо в шторм, поскольку другого выбора не было. У нас не было иного пути, кроме как идти вперед – разбить лагерь мы могли только у ближайшей реки, а вернуться назад до наступления темноты мы уже не успевали.

Стоит вернуться немного назад, наш мудрый проводник перед началом похода взял с каждого из нас слово, что мы подчиняемся всем его распоряжением. На тот момент я недооценивала серьезность данного действия. Сейчас же приходилось держать слово и выполнять Славины требования.
Мы продолжали двигаться вперед. Стало жутко холодно, с неба падали льдинки, одежда промокла и ветер пронизывал насквозь. Казалось, что леденящий дождь проливается через тебя и внутри, как-будто ты промокашка, которая растворяется на глазах от большого количества воды.

Мои “шпильки” (так Эдуард Морозов (Ehduard Morozov) прозвал мои трекинговые ботинки) захлёбывались и стали неподъёмными, ноги замерзли, руки переставали слушаться, мокрые перчатки больше не грели, но в них все-же было теплее, чем без них. Вес рюкзака давил все сильнее и идти уже было невмоготу. Казалось, что все! ты уже на пределе и нет сил двигаться дальше! Но нет! Пройдя немного, оказывалось, что впереди нас ждало ещё больше ледяного дождя, сменяющегося мокрым снегом, ещё более пронизывающий ветер, ещё больше неподвижности в теле от холода. Мы шли больше не переговариваясь друг с другом, каждый думал о своём. И только редко встретившись с кем-нибудь глазами, я понимала, что мы все думаем об одном: “Мы выживем?”

Заледенело все, что только могло. Руки и ноги закоченели и уже не сгибались, тело била мелкая дрожь, мыслей в голове уже не было. Я понимала только одно, что нужно идти, не давать слабину, просто делать шаг за шагом. Раз, два, раз, два… Этот счет пульсировал у меня в голове и я через силу переставляла ноги. Внутренний голос, который недавно подбадривал меня: “Вперед! Не сдавайся! Не давай слабину! Потерпи ещё немного!” – молчал. И это молчание было жутким. Раньше так никогда не случалось.

Всегда, во всех страшных замесах, куда я влипала, всегда я могла найти в себе силу способную поддержать меня и направить на нужный путь. А сейчас одно сплошное молчание, как прямая остановившегося сердца на кардиомониторе… Шаг, ещё шаг, раз, два, раз, два…
“Почти пришли!” – послышался Славин голос, но от усталости не было сил даже посмотреть вокруг. “Там, за горкой наша стоянка,” – добавил он. Испытала ли я от этих слов радость? Нет. Все чувства тоже атрофировались. Я была безразлична уже ко всему.

Поднявшись на горку мы, действительно, увидели наше “Марсово поле”. Она представляло собой лавовое поле, раскинувшееся возле невысоких лавовых скал, горный ручей, к которому мы так тяжело шли и маленький дощатый навес. Словами сложно передать всю удрученность данной картины. Лавовое поле, ребята, это значит черная лава, черный лавовый песок везде вокруг!!! И нет больше ничего, кроме этой черной застывшей лавы!!! А это значит, что костер разжечь не из чего! Просушить вещи негде! Палатки нужно разбивать на мокром лавовом песке. Но в тот момент, это было для нас счастье мега масштаба!

Мы попытались ускорить шаг, но ничего не вышло – так как не было уже сил. Совсем не было. И казалось, ты сейчас упадешь…в шаге от этого спасительного навеса… То ли благодаря силе воли, то ли на автопилоте, я делала последние шаги. И вот мы под навесом и кажется, что всё это закончилось!

Но нет! Как оказалось все только начиналось! Дощатый навес оказался иллюзией защиты от непогоды. Со всех сторон его продувал ветер и захлестывал дождь, укрыться под ним было сложно.
Сгрузив рюкзаки, мы начали разбивать лагерь. Ветер вырывал палатку из непослушных рук. Вокруг лавовые камни и песок. Где поставить? Как лучше? Все ребята озадачены поиском места для своего пристанища, спросить совета не у кого. Что делать? Как делать?

Жёсткое понимание того, что в этой схватке каждый сам за себя, накрыло меня. Ощущение, что ты один на один со стихией, больно вцепилось мне в горло. Ты и Она. И никто не поможет. Ты одна.
В этот момент как-то особенно ярко я почувствовала страх за выживание. Ограниченная из-за непогоды видимость, непонимание когда это закончится и чем, будили во мне какое-то животное начало. Во мне стал пробуждаться неведомый до сих пор пласт древних знаний и опыта. Знаний, которые передаются не через науку, а только через кровь, через гены. Внутренняя Сила прародителей овладела мной. Никогда ранее я не ощущала себя такой мощной, как в этот момент! Все телесные немощи отступили на задний план и померкли.

“К навесу”, – тихо, но строго скомандовала я. Девчата – Tanya Vasko и Полина Морозова, посмотрели на меня и переспросили: “Что?” Не рискуя повторять вслух, чтобы никто не услышал и не опередил нас, желая, чтобы в этот момент больше никому не пришла такая же мысль, я указала направление движения глазами. Это было единственно выгодное место в том лагере. Девчата сориентировались быстро и мы разбили свою палатку рядом со стеной навеса, заняв тем самым лучшее место на этой стоянке.

Наша палатка была трехместной, но развернуться там втроём было сложно, да, и в этот день я была дежурной по кухне вместе с Denis Bychkov. Пока девочки располагались, я пошла под навес “готовить обед”.

Мне никогда в жизни не было на столько холодно. Я дрожала всем телом и не могла остановиться. Отгоняя от себя мысль, что именно вот так люди и замерзают, я неуклюже пыталась размяться. “Двигайся! Активно двигайся!”-требовательно и настойчиво сказал Слава. А я бы рада и хочу, да, не могу. Тело не слушается. Руки, ноги уже не чувствуются, пальцы не сгибаются.

“Танюша, ребят нужно срочно накормить,” – попросил Слава и куда-то исчез. Я пыталась зажать в непослушных руках нож, но это оказалось непросто. Кое как нарезав палтус, сыр, хлеб, что-то ещё, я увидела Vladimir Morozov. “Как ты?” – спросил он. “Очень холодно, не могу побороть дрожь”, ответила я. Разговор походил на запись в замедленном режиме, поскольку от холода, казалось, что даже мысли замерзают, а губы, язык и голова работают с огромным трудом. В тот момент я думала об одном: “Нужно срочно согреться, нужно двигаться”. Проложив немалые усилия чтобы вспомнить хоть какие-то упражнения, я начала двигаться. Заледеневшая до невозможности поднять руку, ногу, присесть, повернуться, я твердила себе: “Шевелись!!!” А тело упорно не хотело слушаться. “Шевелись!” – заставляла я себя.

“Пытаешься согреться?” – спросил подошедший Георгий Морозов (George Morozov). “Пытаюсь. Присоединяйся,” – предложила я. Вместе стало веселее.

Ну, вот, казалось бы всё не плохо. И палатка стоит, и покушали, и согрелись немного, и под навесом часть вещей повесили в надежде, что ветер их хоть немного просушит, и мокрые “шпильки” стоят перевернутыми, стекают… Но дождь продолжает лить, ветер продолжает крепчать. Поход в туалет, означает вымокание до нитки, а переодеться-то не во что. Все вещи в рюкзаке умудрились промокнуть или отсыреть, не смотря на то, что были дополнительно упакованы в целлофановые пакеты. Как все высушить? В голове не укладывается Славин совет, что нужно сушить всё на себе. Ну, нет! Ещё в мокром спать?! Ну, уж нет!!!

Ночь была веселая. Не смотря на то, что я дополнительно прижала палатку по периметру всеми попавшими под руку предметами и камнями, ночью нас продувало с неимоверной силой. Находясь в палатке, в спальнике, в одежде меня продувало так, как-будто я стояла нагишом на ветру. На утро от этого все суставы болели.

Мало того, к утру нас накрыло снегом. Половину палаток свалил ветер.
Поскольку у нас был резервный день, то было принято решение оставаться и пережидать шторм в палатках. И поверьте, это было очередное испытание. Палатка, в которой троим можно поместиться только валетом, и только на боку. И так целый день! Помню, накрывшись с головой в спальнике, я грызла семечки, отгоняя тяжелые мысли. В такие минуты переосмысливаешь всё, происходящее с тобой в жизни. Ценности раскладываются по полочкам. Четко видно главное и второстепенное. Легко отличить твердое от пустого. Ты понимаешь кто ты и чего ты стоишь, кто рядом и ещё много-много чего. А чего стоит горячая вода, тёплая и мягкая постель, близкие и родные люди рядом…!!! В суете повседневных дел все это замыливается, обесценивается, становится мало значимым и теряет свою важность…

К обеду из соседней палатки стала доноситься музыка. Печально звучала она среди этого кошмара. Она как-будто подчеркивала всю сложность нашего положения и подтверждала: “Да! Ребята! Ну, и попали вы в замес!”

Но впоследствии с легкой руки Эдуард Морозов (Ehduard Morozov) песня Игоря Карнелюка “Город которого нет”, стала нашим гимном в этой поездке. Дело в том, что по окончании маршрута, нас должна была забрать вахтовка и отвезти в город геологов – Козыревск. А он был так далек в те минуты, что и вовсе не верилось, что он есть этот город, которого нет…

Наутро с горы послышался крик: “Ребята! Я позвал для нас солнце!” Это наш Иван Витковский пытался уговорить Вселенную отпустить нас из этого жуткого кольца. А затем раздалось: “Нароуля! Я здесь! Я – Иван из Нароули!” И все стали громко смеяться и вылазить из своих палаток. Игорь Денисов (Igor Denisov) смотрел куда-то вдаль: “Похоже отпустило”.
И, действительно, отпустило.

Мы рвались скорее покинуть это место, как-будто вся причина наших страданий была сосредоточена именно в нем.

Быстро собрав лагерь, мы двинулись дальше в путь. Ни сырая одежда, ни влажная обувь больше не казались нам неуютными. Мы двигались вперед! Ведь там нас ждало солнце! Да и Слава же сказал, что все можно высушить на себе. В чем проблема?

Впоследствии, выбравшись из этого стихийного ужаса, я поняла, что по накалу – это был “Мой Эверест”. Закалка на всю жизнь. То, что молчаливо оседает глубоко внутри тебя, невидимо укрепляет твой внутренний стержень и с легкостью открывает перед тобой новые горизонты. То, что вливает в твои вены дозу смелости, целеустремленности и уверенности в СВОЕЙ ПОБЕДЕ! Ни один тренинг, ни один способ выхода из зоны комфорта, за рамки себя, своих возможностей и ограничений не даст вам такого результата и такого пенделя.

Поэтому не рассказывайте мне ничего о плохой погоде ибо не знаете вы, что это такое.

Автор

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

2000
wpDiscuz

Заполните форму ниже, чтоб получить скидку!

Ваше имя (обязательно)
Ваш телефон (обязательно)
Ваш e-mail (обязательно)

* Мы не передаем Вашу персональную информацию третьим лицам** Я даю согласие на обработку персональных данных и соглашаюсь c политикой конфиденциальности

Отправьте заявку в путешествие мечты

Ваше имя (обязательно)
Ваш e-mail (обязательно)
Ваш номер телефона (обязательно)

* Мы не передаем Вашу персональную информацию третьим лицам** Я даю согласие на обработку персональных данных и соглашаюсь c политикой конфиденциальности

Задайте нам вопрос, заполнив поля ниже

Ваше имя (обязательно)
Ваш e-mail (обязательно)
Ваш номер телефона (обязательно)
Ваш вопрос (обязательно)

* Мы не передаем Вашу персональную информацию третьим лицам** Я даю согласие на обработку персональных данных и соглашаюсь c политикой конфиденциальности